Услуги адвокатов для заключённых

Одесский следственный изолятор

Доставка передач в Одесский следственный изолятор

Одесский следственный изолятор подключен к нашему сервису доставки посылок. Наша служба принимает заказы, собирает и доставляет посылки лицам, находящимся под стражей, осужденным и отбывающим наказание. Доставка осуществляется в течение 3-5 рабочих дней после оплаты заказа.
Информация об Одесском следственном изоляторе

Как известно из сохранившихся источников, во времена зарождения государства слово «тюрьма» (тюрьма, тюрьма) не употреблялось. Большинство преступников отпускалось к решению «дела о них» (т.е. в суд) на поруки.

В 1560 году вышел указ, запрещавший устраивать подземные хороги – ямы, в которых содержались преступники.

Таким образом, «колодники», скованные попарно в ножные кандалы и ручные колодки, и не получавшие на свое удержание от государства ни одежды, ни еды, ходили по торгам (базарам) и дворам, выпрашивая милостыню.

С 1805 г. Одесса становится центром Генерал-губернаторства (до этого управления существовали в Екатеринославе, Херсоне и Николаеве).

Режим наибольшего экономического содействия вызывал бурный рост населения; естественно, повышалась активность преступных частей посреди прибывающего и довольно пестрого в отношении национальностей народа. Одессе нужна своя тюрьма.

Архивные документы позволили, «следуя хронологии», в какой-то мере проследить за путем строительства Одесской тюрьмы.

1815 год. Генерал-губернатором от инфантерии назначен Александр Федорович Ланжерон. В сентябре следующего года он посылает докладную записку в столицу: «Хозяину Главнокомандующему в Санкт-Петербурге, Управляющему Министерством полиции.

В Одессе и по здешнему краю много людей, которых нужно карать, но нет тюремного дома или острога для преступников».

На данный документ чуть больше месяца был послан ответ из Министерства полиции за подписью Главнокомандующего.

07.03.1816 года Министерство полиции — Херсонскому губернатору:

«Отношение на постройку препроводил я по принадлежности на утверждение Министра внутренних дел. О чем имею Вас, милостивый государь мой, уведомит». 31 марта 1817 г. министр внутренних дел Осип Коцебу сообщил Ланжерону о выделении денег Херсонской казенной палатой. Ланжерон в течение нескольких лет сделал очень многое для того, чтобы ускорить строительство тюрьмы.

В мае 1823 года на должность генерал-губернатора был назначен граф М. С. Воронцов. Он, также, как в свое время и Ланжерон, обратился в Министерство внутренних дел.

Воронцов направил тайному советнику Кочубею план по строительству тюрьмы наполнением на 400 человек, что в 2 раза превышало предыдущий план.

18 марта 1824 года был заключен контракт на строительство тюрьмы с одесским учителем архитектуры Томазини, согласно которому последний обязался построить здание по представленному ему плану и по цене, оговоренной на торгах – 201 900 рублей.

Строительство первой Одесской тюрьмы было окончено в 1826 году; старое тюремное здание размещалось на Тюремной площади (ныне Привокзальная площадь) в районе железнодорожного вокзала.

В 1870 году тюремный замок уже не справлялся с потоком заключенных, которые были в тюрьме и постоянно шли по этапам через Одессу. Здание было рассчитано на 400 душ, а к тому времени количество заключенных доходило до 900 и более душ. Все это беспокоило сенат и правительство.

24 липня 1871 року за дорученням міністра відвідав Одеський тю­ремний замок граф Сологуб. Він дав такий відзив щодо побаченого: «Милостивый Государь Николай Иванович /Бухарин/. Согласно приглашению Вашего Превосходительства, я осматривал все места заключения гор. Одессы и не могу разделить вполне убеждения Вашего, что они не нуждаются в коренном преобразовании. В Одессе все в куче, не соответствует пенитенциарной науке. Одесский тюремный замок не имеет приспособлений для полезной острастки. Нет достаточного пространства для занятия трудом заключенных. Особо желателен в гор. Одессе для обуздания строптивого и впечатлительного населе­ния в Южных портах, всегда готового на убийства и беспорядки, новый тюремный замок».

Как потом оказалось, последствия этого отклика были очень значительны. 8 сентября 1891 состоялась закладка нового тюремного замка. Городская дума выделила под застройку нового тюремного замка более 15 десятин земли — все это с активной помощью городского мецената Маразли. Земля была выделена далеко за чертой города, у Нового христианского кладбища, вдоль Люстдорфской дороги.

Дом тюрьмы проектировал санкт-петербургский профессор архитектуры А. А. Томышко, а арку главных ворот тюрьмы и два рядом стоящих жилых дома — архитектор Бернардацци. (В настоящее время один дом снесли и на его месте находится автозаправочная станция).

Руководил строительством всего тюремного комплекса статский советник инженер-архитектор Лев Львович Влодек. Строилась тюрьма сравнительно недолго.

6 июля 1894 года (по старому стилю) строительство было завершено. Обошлось строительство тюрьмы государевой казне в 843 000 рублей серебром.

Вел строительство Особый строительный комитет, потому что комплекс зданий относился к самым значительным домам в городе.

Многие заводы участвовали в строительстве тюрьмы. Все металлические конструкции (маршевая лестница, переходы и т. д.) поставлялись с литейно-механического завода Бертрана. Кирпич поставлялся из нескольких мест, но основным поставщиком являлся владелец кирпичного завода С. П. Лупаков. Поставляемый кирпич был очень высокого качества. При кладке использовали гашеную известь.

Во дворе было несколько достаточно больших ям, откуда брали эту известь. Цемент использовали мало (наружная расшивка кладки сохранилась до наших дней).

Центральное здание тюрьмы построено в виде креста; в центре креста построена башня, которая вместе с куполом достигает высоты 9 саженей. От башни расходятся четыре крыла с галереями, по бокам которых расположены одиночные камеры.

Каждое крыло, кроме четырех этажей, имело и подвальное помещение. Некоторые тюремные дома отапливались водяным отоплением, а в вентиляции камер, коридоров и служебных помещений использовали принцип побудительной тяги через систему калориферов, пронзавших все внутренние стены, начиная от подвалов, и соединявшихся в одно целое на чердаках.

Система вентиляции более полувека прекрасно работала без каких-либо энергетических затрат, более того, система вентиляционных ходов имела отопительные функции.

В подвале башни была устроена кочегарка (из восьми печей). Печи размещались под каждым крылом дома. Весь горячий воздух через систему ходов согревал стены и коридоры, одновременно подхватывался испорченный воздух из камер и помещений, достаточно быстро осуществляя, тем самым, вентиляцию помещений.

В кочегарке для аккумуляции горячего воздуха под каждым крылом находился «карман» объемом около ста кубических метров, выход из которого находился на первом этаже дома и закрывался с помощью жалюзи; при необходимости последние можно было открыть с этажа или из подвала, после чего горячий воздух устремлялся внутрь здания.

Женское отделение было устроено по образцу мужского, но само здание было отделено от других каменным ограждением. Как и другие тюремные здания, это имело подвал, в котором находилось 17 одиночных камер, а также располагалась своя кочегарка.

Одна половина здания была трехэтажная, а другая двухэтажная; обе половины имели общую крышу. В трехэтажном крыле было 60 одиночных камер, а в двухэтажном крыле было несколько камер, рассчитанных на 40 душ.

В комплекс тюремных построек также входила баня, сооруженная, как и все постройки, из красного кирпича, кузница, кухня с подвальными помещениями для хранения продуктов. Кроме подвала, под зданием кухни размещалось помещение для хранения льда. Полы в помещении для хранения хлеба были выложены мозаичной плиткой.

Тюремные сооружения включали конюшню, сеновал, тюремную больницу на 100 коек и тюремную церковь площадью 45 саженей. Тюрьме принадлежало более десяти десятин земли, отведенной под огороды, на которых работали арестанты.

На 5 Международном тюремном конгрессе, проходившем в Париже с 30 июня по 9 июля 1895 года, Одесская и Московская пересыльная тюрьмы были признаны лучшими в Российской империи среди 895 тюрем.

До сих пор сохранились только передаточное помещение и главная арка ворот. Сторожевое помещение перестроено практически полностью.

14 января 1894 года Главное тюремное управление запросило сведения из губерний о нуждах в оковах.

7 февраля 1894 начальник Одесской тюрьмы сообщал в тюремный комитет, что на 1893 год подлежало заготовлению для сосланных и переселенных — кандалов парных (для двух вместе скованных узников) — 50 пар, и подручников к ним — 50 пар с принадлежностями; в 1894 году должны были заготовить такое же количество.

В 1893 году пара ножных оков стоила 1 рубль 53 копейки серебром.

В 1894 году начальник Главного тюремного управления Галкин-Враской посетил Сахалин и заметил, что на острове собралось большое количество кандалов из этапных партий, поступавших из Одессы. Было предложено военному губернатору острова переслать пароходом «Ярославль» все излишки кандалов в Одесский тюремный замок и хранить их до особого распоряжения. Оковы крупными партиями стали пересылать с острова Сахалин в Одесский тюремный замок.

В феврале 1896 года из Одесского тюремного замка переслали 100 пар оков с принадлежностями в г. Чернигов; 11 мая 150 пар оков и подкайданов было выслано в г. Баку.

19 сентября 1898 года в Одесском тюремном замке было 2000 оков, 1593 подкайдана, 1143 поджильника и 563 ремня. Подкайданы изготовлялись в мастерских Тульской тюрьмы по цене 2 рубля. Побывав на острове Сахалин и вернувшись на склад в Одессу, оккупанты оценивались в 60 копеек.

Вплоть до 1917 года Одесская тюрьма оставалась одним из основных хранилищ оков в империи.

В 1895 году Одесский тюремный замок имел мастерские, где выплавляли до 300 пудов свинцовой фольги в год. По сведениям херсонского фабричного инспектора за 1916 год, эти мастерские были единственными в городе, выплавляющими свинцовую фольгу. В настоящее время на месте мастерской организовано литейное производство УВП-14 УГДУПВП в Одесской области.

Первый начальник Одесского тюремного замка Сидор Иванович Конвенский, мещанин из г. Балты, родился 13 апреля 1852 года. За время службы с 1876 года в различных ведомствах, в том числе и тюремном, получил немало наград: 11 августа 1878 года — серебряную медаль «За усердие» для ношения на шее на Станиславской ленте, в 1880 году — золотые часы, которые имели цепочку из изображением государственного герба, 30 августа 1894 — орден Святого Станислава третьей степени (что давало право на личное дворянство), в 1898 — орден Святой Анны третьей степени, и медали — серебряную Александра III и темно-бронзовую (за преданность).

Последнюю награду, орден Святого Станислава второй ступени, он получил 12 января 1902 года.

С. И. Конвенский был уволен со службы, согласно его просьбе, по болезни в чине коллежского советника (со старшинством), с мундиром в соответствии с занимаемой должностью.

Сохранились воспоминания политических заключенных, которые держали в Одесском тюремном замке; они отзывались о Конвенском, как о человеке порядочном и культурном.

Есть и другие воспоминания о начальниках Одесского тюремного замка. 11 апреля 1907 года при наведении твердых порядков в замке был убит начальник, дворовой советник И. А. Шафорук.

Доехав до моста «Красный крест», он у часовни был обстрелян и убит из «браунингов» четырьмя нападавшими людьми; те произвели около 20 выстрелов. Убегая от погони, один из них, Л. Ярошевский, получил ранение в ногу. Увидев приближающуюся погоню, выстрелил себе в рот.

Ярошевский сидел в Одесском тюремном замке 8 месяцев и прекрасно понимал, что ждет его за убийство начальника замка. Второй, 19-летний П. И. Драгомиров, был схвачен; его повесили в ночь с 13 на 14 апреля 1907 года, остальные двое из нападавших так и остались неизвестными, потому что погоня их не догнала.

После убийства Шафорука начальником Одесской тюрьмы был назначен ротмистр П. А. Перелешин, который до этого служил в тюрьме г. Оночка Псковской области и Санкт-Петербургской пересыльной тюрьме.

Прекрасно зная тюремные порядки и традиции, он сумел навести порядок; тюремная «коллегия» так и не смогла найти повод для расправы, но только наградила его прозвищем Леший.

За 11 лет службы в Одесской тюрьме Перелешину многое пришлось пережить и увидеть. Благодаря чутью «тюремщика» он предотвратил бегство «красного генерала» Панаса Николаевича Матюшенко, который под фамилией Федоренко Иеремии Андреевич был задержан в г. Николаеве и доставлен в г. Одессу.

Члены «тюремной коллегии» быстро выяснили, что под фамилией Федоренко скрывается руководитель восстания на броненосце «Князь Потемкин-Таврический», и стали думать о бегстве. Вариант с подкопом не прошел – дело слишком трудоемкое и требовало много времени; решили назначить Матюшенко старостой тюрьмы.

Но случилось непредвиденное: Перелешин не утвердил кандидатуру. Это был единственный случай в истории Одесской тюрьмы. Догадаться было не сложно – кандидат в старости был никому не известен, это и вызвало подозрение.

Так или иначе Матюшенко раскрыли. 9 августа 1907 года он был опознан четырьмя нижними чинами из «Потемкина» и допрошен подполковником Ивановым, закован в ручные и ножные кандалы и под усиленным конвоем (7 офицеров и 60 солдат) на миноносце «Строгий» отправлен в г. Севастополь. В ночь с 19 на 20 октября 1907 года Матюшенко был казнен; он простоял на эшафоте больше часа, пока зачитывали приговор, состоявший из 122 пунктов. Палач в черной маске и накидке «домино» расхаживал у эшафота, и огромная тень раскачивалась на стене.

Палач Жекмаки Алексей Иванович, прибывший из Одессы на казнь, приезжал под чужой фамилией, одевал черную маску и накидку «домино».

Среди заключенных того времени личности были очень известны. В первую очередь, это член тюремной «коллегии» балтийский матрос Николай Дмитриевич Шишмарев, староста политзаключенных Карл Быков (Адамович), болгарский анархист Тодоров — участник македонского восстания и участник ограбления Оттоманского банка в Стамбуле. Тодоров позже был издан турецким властям. Там его и казнили. Одного из заключенных было известно среди разбойников по кличке Павка-грузин – Павел Бузин.

Он был человеком большого роста и колоссальной силы; слово его для тюремной братии было законом и исполнялось безоговорочно. Были преступники и более мелкие, например ребята из банды «Черного Ворона», девизом которых было изречение «Подарите вашу жилетку». Они сумели в первую же ночь по прибытии в тюрьму выйти из камер и ограбить рундучника еврея Магазинера.

Одесские тюремные стены видели многих и многое. Как заковывали в ручные и ножные оковы Каютенко, доставлявший оружие на шхуне «Заря». 9 ноября 1907 года его, под усиленной охраной, один в вагоне был доставлен в Санкт-Петербург и помещен в Трубецкий бастион в камеру № 47. Видели эти стены раненого Леона Терло, расстрелянного во дворе тюрьмы, где его могила находилась до 1927 года , бунт во время Февральской революции, штурм тюрьмы Мишкой Япончиком в декабре 1918 года и многое другое.

С 9 июля 1916 г. в Одесском тюремном замке содержался Григорий Иванович Котовский. 4 октября 1916 года он был приговорен к смертной казни, 13 октября 1916 года казнь заменили вечной каторгой, а в мае 1917 года он был уволен.

После революции 1917 года Одесская тюрьма является одним из орудий диктатуры пролетариата. После ухода Белой гвардии и экспедиционного корпуса интервентов Одесская тюрьма не прекратила своего существования.

В первые годы Советской власти тюрьма была заполнена до предела буржуазией, участниками «белого движения», в большинстве своем офицерами, членами теперь уже никому не нужных партий; много было бывших чинов полиции и секретных агентов охранки.

В 1927-1933 годах контингент жителей Одесской тюрьмы уже немного отличался от предыдущего – выжатые из крупных столичных городов Киева и Харькова члены разгромленных бандитских стай, воры всех мастей и вперемешку с ними нэпманы. Казалось бы, при чем здесь достаточно добропорядочные и законопослушные граждане нэпманы? А причиной тому было строительство Днепрогэса. Из этих людей в тюремных камерах выбивали средства, в большинстве своем ценности, которые должны были питать огромное строительство.

Голодомор 1933 тоже оставил свой след в Одесской тюрьме. Появились людоеды – категория, ранее встречавшаяся только в Сибирской и Сахалинской каторгах.

В период репрессий перед Великой Отечественной войной тюрьма была настолько переполнена, что в камере вместо 1-4 душ содержались по 15-20 душ. Сидели и спали по очереди.

1941 год разные тюрьмы бывшего СССР встретили по-разному. Наблюдатели были переведены в казарменное положение. Ситуация подсказывала – сдача города неизбежна; начали эвакуировать семьи работников НКВД. Дошел черед и до Одесской тюрьмы.
Заключенных грузили на платформы рядами, по бокам находилась охрана. Покидал город и персонал тюрьмы, предварительно сбывшись того, что не могли взять с собой, а именно – боеприпасов. Нашли достаточно простое решение: их засыпали в артезианскую скважину между корпусами.

Румынам досталась пустая, почти невредимая тюрьма, и они быстро наполнили ее. Система охраны была достаточно простой. Внизу, на первом этаже, размещалась охрана, которая зимой грелась у костра, но как только открывалась дверь камеры и заключенные делали попытку выйти, то сразу раздался выстрел.

После передачи Одессы немцам порядки в тюрьме резко изменились, ускользнуть было невозможно, участились казни подпольщиков.

Перед отступлением часть заключенных вывезли в Кишинев и Яс, а других расстреляли.

После освобождения города Одессы от немецко-фашистских захватчиков в апреле 1944 начали строительство. Сначала немного расширили территорию, перенесли основное ограждение и на новом месте построили общежитие, межобластную больницу, привратку (боксы, подвал), нарастили основное ограждение. Камень на строительство брали из разрушенного дома НКВД по ул. Маразлиевской.

Первым начальником Одесской тюрьмы после освобождения города Одессы был назначен старший лейтенант Фокин.

На территории следственного изолятора начали функционировать учебно-производственные мастерские, которые в основном изготовляли ящики для завода шампанских вин Одесского винзавода, ликероводочного завода, завода строительно-отделочных машин, рыбоколхоза им П. Шмидта.

Ежедневно мастерские производили 8000-10000 ящиков. Реализация изготовленной продукции позволяла получать внебюджетные средства, которые можно было использовать на благоустройство территории и строительство.

Однако в начале 90-х годов производство начали сокращать, а затем полностью прекратили поставки лесоматериалов, и учебно-производственные мастерские прекратили свою деятельность.

До 1970 года никакого строительства на территории тюрьмы не велось.

Осенью 1970 началась генеральная реконструкция Одесской тюрьмы. Был построен подземный переход из четырех корпусов для перемещения заключенных из сборного отделения при комнате дежурного и выведение заключенных для санобработки в банно-прачечный комбинат.

Одновременно началась реконструкция камер. Вместо емкостей для стула в камерах были установлены туалеты, подведена холодная вода, канализация, полностью заменена система центрального отопления.

В пятом режимном корпусе находятся женщины и несовершеннолетние, в камеры подведена холодная и горячая вода, канализация.

В 1970-1971 годах полностью заасфальтирована вся территория тюрьмы, построены и заасфальтированы дворики для прогулок.

Во втором режимном корпусе был построен переход-галерею со второго этажа в прогулочные дворики.

Реконструкция и благоустройство территории Одесской тюрьмы начались в 1970 году под руководством майора внутренней службы Шевченко Виталия Александровича, назначенного начальником тюрьмы.

С конца 1979 г. в учреждении создан питомник служебных собак, несущих службу по охране периметра и территории учреждения.

В питомнике содержится 12 служебных собак, представленных такими породами, как восточноевропейская овчарка, кавказская овчарка и московская сторожевая.

В конце семидесятых годов сделан капитальный ремонт межобластной больницы, начато строительство трехэтажной пристройки. После окончания строительства было установлено новое медицинское оборудование, начало функционировать хирургическое отделение. В настоящее время в этом здании находится медико-санитарная часть следственного изолятора.

В конце восьмидесятых годов было начато строительство банно-прачечного комбината и карантинного отделения (шестой режимный корпус). Это сооружение введено в эксплуатацию и оно функционирует.

Для улучшения условий труда личного состава в 1983 году была построена и введена в эксплуатацию столовая для личного состава. Теперь в помещении столовой находится мини-пекарня.

Реконструировано и капитально перестроено общежитие для личного состава. На втором этаже нового здания размещена бухгалтерия учреждения. Полностью реставрирован и введен в эксплуатацию клуб для личного состава, аптека учреждения и пищеблок для спецконтингента.

В связи с тем, что в настоящее время сложилось затруднительное положение с финансированием, создана мини-пекарня, которая в сутки выпекает 2800 кг хлеба для внутренних нужд, а также обеспечивает хлебом другие учреждения по исполнению наказаний (при необходимости). Расширены комнаты для свиданий, чем созданы нормальные условия для граждан, получающих свидание с родственниками, взятыми под стражу. В 1984 году построен и введен в эксплуатацию КП-2.

В апреле 1997 года на территории следственного изолятора была восстановлена ​​украинская православная церковь Александра Невского Одесского епархиального управления за благословение Его Высокопреосвященства, Высокопреосвященного Агафангела, Митрополита Одесского и Измаильского.

В разные годы учреждение возглавляли:

И. И. Конвенский, И. А. Шафорук, П. А. Перелешин, А. Ф. Поляков, В. А. Гордовский, А. С. Грабко, Г. С. Кулагин, С. И. Батан.

В настоящее время ее возглавляет начальник СИЗО Рябцев Юрий Викторович.

===04.02.2010г. из тюремного блока изолятора совершен дерзкий побег 33-х летним Степаном Радченко осужденным к пожизненному заключению (в день побега Степан Радченко был задержан дома — план перехват). «Около четырех часов ночи двое заключенных разобрали стену под окном своей камеры, вынули кирпичи под силовыми и предупредительными воротами и проникли на режимную территорию изолятора. Часовой на вышке заметил осужденных, подал сигнал тревоги. Дежурная бригада задержала одного преступника. Но второй осужденный успел перелезть через основное ограждение территории СИЗО возле КПП и скрылся», – рассказала «БЛИКу» начальник пресс-службы Департамента исполнения наказаний Оксана Вилкова.

Контакты Одесского следственного изолятора
Адрес: 65017, г. Одесса, Люстдорфская дорога, 11
Телефон: (048) 266-70-02

Отзывы об Одесском следственном изоляторе

Отзывы заключённых Одесского следственного изолятора, их родственников и адвокатов публикуются здесь. Комментарии, содержащие ненормативную лексику сразу удаляются, как и комментарии не по теме (не имеющие отношения к учреждению).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.